Лечение-трип

Leave a comment

February 19, 2015 by Maryna

Исследования галлюциногенов, запрещенные в течение десятилетий, приносят удивительные результаты.

Майкл Поллан, The New Yorker, 9 февраля 2015 года

Псилоцибин может быть полезным в лечении тревожности, зависимости, депрессии и в изучении нейробиологии мистического переживания.

В последние несколько лет возобновились исследования лечебных свойств псилоцибина. Клинические испытания на пациентах проводятся, в том числе, в Университете Нью-Йорка. Поскольку галлюциногены могут вызывать на поверхность скрытые психологические проблемы пациентов, исследователи стараются отсеивать волонтеров в зоне риска с помощью вопросов об употреблении наркотиков или наличии в семье больных шизофренией или биполярным расстройством.

Все исследования проводятся в две фазы, с использованием активного плацебо, и под тщательным наблюдением опытных специалистов.

Необходимо отметить, что с 1950-х годов галлюциногены использовались для лечения широкого спектра состояний, включая алкоголизм и  невроз конца жизни. Американская Психиатрическая Ассоциация проводила заседания по вопросам ЛСД.

В период 1953 – 1973 федеральное правительство потратило $ 4 миллиона на финансирование 116 исследований ЛСД. В середине 60-х как ЛСД, так и псилоцибин были легальны и легкодоступны. Галлюциногены испытывались на алкоголиках, людях, страдавших обсессивно-компульсивным расстройством, депрессией, детях-аутистах, шизофрениках, больных раком в финальной стадии, равно как и на абсолютно здоровых ученых, деятелях искусства (для изучения креативности) и студентах-теологах (для изучения духовности). Полученные результаты часто оказывались положительными, но многие исследования проводились бессистемно и бесконтрольно.

К середине 60-х ЛСД покинуло лаборатории и захватило контркультуру. В 1970 президент Никсон подписал Акт о контролируемых веществах, который поместил большинство галлюциногенов в Режим 1 и запретил их использование в любых целях.

Клинические испытания в Университете Нью-Йорка – вторые, использующие псилоцибин для лечения алкогольной зависимости – проводятся в настоящее время как часть возрождения исследований галлюциногенов в разных институтах США, а также в Imperial College в Лондоне и Университете Цюриха. С утиханием войны с наркотиками ученые жаждут пересмотреть терапевтический потенциал наркотических веществ. Эффект псилоцибина сходен с ЛСД, но, как отметил один из исследователей, «не несет политического и культурного багажа этих трех букв». ЛСД также обладает более сильным и продолжительным действием и более склонен к побочным реакциям. Исследователи используют и планируют использовать псилоцибин не только для лечения беспокойства, зависимости (от курения или алкоголя), депрессии, но и для изучения мистического опыта, который вызывается высокими дозами наркотика. Через сорок лет после закрытия всех исследований в области галлюциногенов администрацией Никсона правительство осторожно позволяет небольшой группе ученых возобновить работу с этими сильнодействующими и в некоторой степени загадочными молекулами.

Ученые испытывают небывалый оптимизм даже от первых результатов. Так, больные раком, получившие всего 1 дозу псилоцибина, показали немедленное и драматическое снижение беспокойства и депрессии, сохранившееся по крайней мере на 6 месяцев. Публикация результатов ожидается позднее в этом году.

Некоторые ученые открыто называют результаты исследований беспрецедентными и небывалыми для психиатрической сферы. В то же время отмечается необходимость подконтрольности лабораторных испытаний и недопустимости экспериментов вне исследовательских рамок.

Также исследователи описывают свои находки с энтузиазмом и считают их сногсшибательными. «Люди не осознают, насколько скудными инструментами располагает психиатрия в работе с экзистенциальным дистрессом. Ксанакс – не ответ. Так что как нам не исследовать эти возможности, если они позволят перекалибровать процесс умирания?» – говорит Энтони Боссис, со-руководитель группы исследователей Нью-Йоркского университета.

Свойства галлюциногенов изучались различными способами и учеными. Сама идея давать умирающему галлюциногенный наркотик была рождена писателем Олдосом Хаксли, отобразившем свой опыт употребления мескалина в книге «Двери восприятия» в 1954.

Эксперименты с галлюциногенами проводились также в 1962 (Walter Pahnke), 1991 (Rick Doblin) годах. Но новый виток активности в этой отрасли вспыхнул после появления статьи Роланда Гриффитса, психофармаколога Медицинской школы университета Джона Хопкинса, о свойствах псилоцибина в журнале Psychopharmacology.

Двойное слепое исследование Гриффитса было проведено по всем канонам науки. Тридцать шесть волонтеров, никогда не принимавших галлюциногенных веществ, получили таблетку, содержащую псилоцибин или активное плацебо (метилфенидат, или Риталин), во второй прием таблетку заменили на противоположную. «Администрируемый в поддерживающей среде», – говорилось в заключении, – «псилоцибин вызывает переживания, похожие на спонтанный мистический опыт». Участники классифицировали свой опыт среди наиболее значимых в их жизни, сравнимый с рождением ребенка или смертью родителя. Две трети участников отнесли сессию приема псилоцибина к пяти наиболее духовно значимым переживаниям своей жизни, а треть вообще назвала его наиболее значимым. Четырнадцать месяцев спустя этот рейтинг изменился незначительно.

Более того, «завершенность» мистического опыта тесно связана с отмечавшимися улучшениями с личном состоянии, удовлетворенности жизнью и «позитивными изменениями поведения», измерявшимися через 2 и через 14 месяцев после сессии.

Последующее наблюдение обнаружило, что опыт приема псилоцибина имеет позитивное и продолжительное воздействие на личность многих участников эксперимента.

Кроме того, описываются исследования, проведенные в Imperial College в Лондоне, установившие, что во время воздействия галлюциногенами отмечается сильное сокращение активности в одном конкретном отделе головного мозга, а именно – в сети пассивного режима работы мозга. Эта сеть, потребляющая значительную часть энергии мозга, становится наиболее активной, когда человек наименее вовлечен в деятельность или окружающий мир. Она возбуждается, когда мы мечтаем наяву и не задействуем сенсорное процессирование или обработку мета-когнитивных процессов высочайшего уровня (саморефлексирование,  ментальное путешествие во времени, руминацию или теорию мышления). Ученые описывают сеть пассивного режима работы мозга разными терминами: от «дирижера оркестра» до «управляющего корпорацией» или «города-столицы», занятого управлением и обеспечением цельности целой системы. Она также рассматривается в качестве физического воплощения автобиографической сущности, или эго.

В то время как сеть пассивного режима работы мозга прекращает работу, остальные зоны мозга «срываются с цепи». Ментальное содержание, скрытое или подавляемое нормальным пробужденным сознанием, выходит на поверхность: эмоции, воспоминания, страхи и желания. Отделы мозга, обычно не связывающиеся друг с другом напрямую, вступают в диалог (ученые иногда называют это «перекрестными помехами»), часто приводящий к странным результатам.

Больше информации о функциях и особенностях сети пассивного режима работы мозга, об истории исследований псилоцибина и научных идей в этой отрасли, данные о воздействии псилоцибина на мозг, о перспективах использования псилоцибина в широкой практике, а также ссылки на эксперименты и их описание от участников – в оригинальной версии статьи: http://www.newyorker.com/magazine/2015/02/09/trip-treatment

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: